С чего все началось и чем закончилось

А началось все с того, что примерно два года назад я сидела на даче и думала — чего же мне в жизни не хватает? И поняла, что не хватает мне лошадей и уменья ездить верхом. Тут же на глаза попалась привезенная из города газета с объявлением об обучении верховой езде. Итак, решено! Вернувшись домой, я отправилась по указанному адресу.
Прокат находился в поселке под Королевом. Самодельная, сарайного типа конюшня с четырьмя лошадями и пони стала для меня местом, с которым связаны почти полтора года моей жизни и самые теплые воспоминания. И хотя эти лошади содержались (и содержатся) не в самых лучших условия, хотя сами они явно не образец породности, здоровья и упитанности — для меня они прекрасны.
Итак, я села на лошадь. Первое занятие — на поле. Два следующих — выезд в лес в смене с хозяйкой конюшни. И все! Дальше бери лошадь и езжай как хочешь и куда хочешь. Правильную посадку, умение управлять лошадью я постигала в лесу, на практике и из книжек. Помню, как училась ездить галопом — смех, да и только! Лошадь поднимается в галоп, я падаю, потом снова сажусь, снова падаю, кобыле это явно не нравиться, но что поделаешь! Девочка впереди недоуменно интересуется — что это я все время с нее «слезаю»…
Мои близкие, когда узнали, где я пропадаю, были одновременно горды и ошарашены. Мешать они мне не стали, и я счастливо продолжтла пропадать на конюшне. Время шло. Я уже научилась держаться в седле уверенно, нормально управлять лошадью. Появились люди, которые немного помогли и подсказали. И появился любимец, КОНЬ, жеребец, искренне мною обожаемый — американский рысак Дасон, проданный с ипподрома по дешевке за вредность и кусачесть. Он кусал людей просто так — при седлвке, при чистке, просто если зайдешь к нему в денник. Езда на нем была настоящей битвой — он отказывался идти, козлил от шенкеля, Шел только за кобылой, пытался укусить за ногу. Но при всем при этом он был ленив и никого не скидывал, кроме самых новичков ( козлы, как и галоп были чрезвычайно мягкими) Я его переупрямила. Не скоро, но мы нашли друг друга, и я поняла, что под этой злобной оболочкой скрывалось любящее сердце. С этой минуты я ездила только на Дасоне. К тому же я перестала быть прокатом и стала «добровольной помощницей» — отбивала денники, чистила, седлала лошадей, учила прокат, ездила в город на катания. И была по-настоящему счастлива. Техническая сторона дела не конюшне была никакая, вместо конюхов — девчонки. Для лошадей это, конечно, не очень. Но не мое дело осуждать хозяйку конюшни. Для меня это была такая школа, которую нигде не пройдешь…
Шло время, и дела пошли хуже. Дасона продали — он покусал пьяного, и стержень, державший меня в этой конюшне, исчез. С лошадьми обращаться стали все хуже, кроме того, пошли ссоры с остальными, с подругой хозяйки конюшни и т.п. и т.д. Всему, чему я могла там научиться, я научилась.
И вот у меня возникла идея о собственной лошади. Мама была незамедлительно склонена в мою сторону, и начались поиски кандидата. Место уже было — в действительно хорошей конюшне недалеко от дома. И Он был найден! Великолепный русский рысак Пентагон, Гоша, сразу стал обожаемым и чуть ли не главным членом семьи. Все для него, любимого… Вот так и живем все вместе, и маму я на него посадила.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector