Выездково-полевая лошадь. История одной кобылы

Знаете, как тяжело быть дочерью Золушки? Все сразу с матерью сравнивают — она в твоем возрасте трудилась как пчелка, и готовила, и вышивала и размер ноги был не 39,а 35…
Сплошное давление, а не жизнь!

Так и Котлетку сравнивали с матерью постоянно — и круп не такой, и рост не такой и уши не в том месте прилеплены. И словно чувствуя это она постоянно держалась чуть в стороне и от лошадей, и от людей. Коричневой…ой, простите, темно гнедой масти, она успешно сливалась с табуном и на глаза особо не лезла.

А вот мне сразу в глаза кинулась. Может потому что высокая, с высокими как-то мне не везет по жизни. А может потому что у нее на морде вся грусть еврейского народа написана.

Заездке Котлета особо не радовалась — вынутая из табуна, она вытягивала шею из денника на улицу и протяжно ржала-просилась: «пустите меня обратно! Кушать бы да спать!», ан нет, пришлось превращаться в верховую лошадь.

Впрочем, никакого сопротивления не было и в помине — она покорно дала надеть седло, может пару раз брыкнувшись, когда упали стремена, без возражений разрешила на себя сесть и быстро сообразила, что надо бежать вперед, когда просят.
Заняло это все аж целую неделю.

И если просто на земле она мне нравилась, то под седлом я ее просто обожала. Такая огромная кобылица была настолько чувствительной и мягкой, легкой, что кажется, что не едешь верхом, а паришь на облаке. Золотая моя девочка…

Потом пришлось мне ехать в Николаев и вопрос, что будет дальше с Котлетой даже не обсуждался — она едет со мной.
И приехала. На три дня позже. Это было 10 апреля 2019 года. Первый раз на нее верхом я села в конце марта.

Николаевская база

Николаевская база стала для кобылы открытием.
Шумная суматошная полная лошадей и людей местность ее нисколечко не волновала, а вот денник 2х2 для кобылы 176 в холке стал настоящим стрессом. Добрых три дня она стояла — боялась лечь.

Сено я привезла с собой, но ушлые конюха вечерню пайку, то забывали дать, то давали не кобыле, а кому-то из базовских лошадей (по принципу «оно маленькое, больное и я на нем езжу, а эта жирная и так обойдется»), так что приходилось не стоять с утра до вечера перебирая травинки, как она привыкла в Универсале, а торопливо трескать всю пайку с утра, остальное время перебиваясь соломой.

И еще одной новостью для нее стало то, что в Николаеве называют пастись. Троеборный городок утыканный одинокими кустиками спорыша (на приличном расстоянии друг от друга, чтобы не мешать) как место для пастьбы она не воспринимала совершенно и только удивленно смотрела на пасущихся рядом лошадей, время от времени оборачиваясь ко мне с немым вопросом: Мать, а что это они там едят?

Так что вместо попастись мы выходили на троеборку посохнуть и свежим воздухом подышать) Был еще забавный эпизод. Рано-рано утром, уже после работы мы стояли за холмами возле левад. Кобыла грустно вздыхала, нюхая воздух, а я чистила ее, небрежно бросив чомбур на землю. Она ж у меня никуда не убегает) И даже держать не надо, ходит следом как собачка))) И вдруг на металлическую крышу склада падает ворона. Не садиться, а именно падает, с грохотом и катиться вниз. Для Зайки это произошло за хвостом и она резко рванула вперед, через холм.

Мысленно обматерила ворону, поднялась на вершину и вижу — стоит моя девочка посреди поля, глаза квадратные, морда несчастная-несчастная. Увидела меня и с радостным ржанием полетела навстречу- испугалась, что осталась одна в этой пустыне).

Честно сказать, толком работать ее у меня не получалось — на город навалилась дикая жара, и если у меня не получалось приехать на пять утра, то максимум что мы делали — 5-7 минут бегали на корде, купались и потом типа паслись. Да и другой работы, кроме нее, на базе и не только хватало.

В конце апреля 29 числа кажется, на базе проходил чемпионат области по конному спорту, в программе, которого были и тест для четырех летних лошадей. Посмотрела я на него и решила, что раз уж все так просто, то я могу и поучаствовать на Котлете. В конце концов, главное не победа, а участие, не так ли?

Турнир памяти Зозули

Следующие старты — турнир памяти Зозули (основателя Николаевской конно-спортивной школы) должны были проходить 10-12 мая, собственно Челендж — 10. Начали мы готовиться где -то 3го, потому что сразу после окончания чемпионата я уехала из города, а Зайка осталась гулять в леваде.

Жарко было невообразимо. В 6 утра температура уже была +28 в тени, а раньше на базу я попасть не могла просто физически. В первый день я пошагала на кобыле с утреца по выездковому полю, где она до того не была, ознакомила с туями и заборами. Во второй — порысила в шпринте, убедилась что она спокойно прибавляет и останавливается не выдирая голову. Потом было воскресенье и выходной, а в понедельник я вспомнила, что в программе есть галоп, а галопом осознано я на ней то и не ездила толком. Т.е. она то иногда сбивалась в галоп, если я ее перегоняла на рыси, но четкой команды подъема мы еще не отрабатывали. Попробовали.

Все-таки, Котлета — ожившее чудо! Со второй попытки она четко уяснила, что я от нее хочу и без проблем поднялась в спокойный галоп слева и с шага, и с рыси. Попыталась поднять в галоп справа — а дулю! С левой ноги пожалуйста, с правой — ни-ни. Ладно думаю, попробую завтра.

На завтра после короткого реприза рыси (а вся тренировка с кордовой работой и верховой ездой и 40 минут не часто длилась, обычно полчаса) поднимаю в галоп справа — и вуаля, вроде как кто лекцию ночью кобыле прочел — ровно, спокойно, нос на месте, вроде так и было задумано. С шага, с рыси — никаких проблем. «Ух, ты!», — думаю, — «заработало!». Поднимаю слева — дулю, теперь только справа….
Ну кобыла большая, а голова маленькая, только одна сторона помещается.

Подняла справа, так как надо и отстала. До среды. А старт то в четверг.
В среду, кобыла рысью отбегала как часики, а на галопе опять поднималась только слева. Ну думаю, бог с ним. Прокачусь, вроде тренировки на публике и все. Не корову проигрываем, в конце концов.

Старт был назначен на 14.00, на базу я пришла в 6. Ну другие дела были, что надо поделать с утра.

К 10 они закончились, и ко мне начала медленно и уверенно подкрадываться паника. На соревнования базу украсили как бордель к приезду президента — везде плакаты, флаги, цветы откуда-то набрали, музыка орет за каждым углом, на судейских будках перед полем, на трибунах, просто в кустах — куча народу, с камерами, бутылками шипучки и воздушными шариками.

А на кобыле я ездила то утром, когда тихо, пустынно никого нет — ни людей, ни лошадей. Кто знает как она отнесется к такому ажиотажу? Да и галопом мы осваивали в спринте, на поле я его так и не попробовала…

В результате, к часу дня когда надо было начинать седлаться и заплетаться, я дошла до такого состояния, что еле застегнула рубашку — руки тряслись так, что пуговицами не могла попасть в петли. Зайка косилась на меня с легким недоумением, не понимая что происходит.
Вышли бегать на корде, и меня чуть «попустило» — через орущую толпу заполнившую дорогу до учебного поля Котлета прошла абсолютно спокойно, вроде каждый день над ней размахивали флагами и орали динамики.

И на корде бегала себе спокойно и невозмутимо.
Зато когда я вся в белом подошла садиться — шарахнулась, не признавая, заставив меня опять разнервничаться. Заползла на нее (а надо сказать это совсем не легкое упражнение. Я то и на куда мельче коней сажусь с бухтением и нечеловеческими усилиями, а каждый подход к малюпусенькой кобылочке вызывал одну мысль: — Господи! Как же я на тебя в прошлый то раз попала?!), начала шагать, вроде опять расслабилась. А тут и вызов на старт…

Всю свою жизнь я была уверена, что страх мне не знаком, а паника — это ко мне не относиться. Да щас! Тут-то они оба и явились во всей красе.

«Мамочка моя!» — думала я, неприлично вцепившись обоими руками в седло — «Зачем оно все это мне надо?! Катались бы себе спокойно, по утрам…» Кобыла недоумевающе покосилась на меня и на всякий случай прибавила шаг — раз хозяйка нервничает , может и себе стоит? Но не найдя повода для нервов, опять расслабилась. Эх, отступать было поздно и решительно отпустив седло и подобрав поводья, мы двинулись к судейским будкам.

Все мои страхи оказались напрасным. Ни судья в будке, ни зрители перед ней, ни флаги на въезде, Зайка не сочла достойными своего внимания. Спокойно и сосредоточено, обоими ушами на меня, она обошла манеж, мягко поднялась в рысь и побежала. Вот тут меня отпустило окончательно.

Не езда, а песня — когда лошадь ловит, каждую мысль, подстраивается, угадывает, сглаживает твои ошибки, и не ты ей, а она тебе внушает — Все будет хорошо!

И в галоп она поднялась в обе стороны, как так и надо, золото мое.
В результате получилось у нас третье место, из 8 участников, причем все остальные — в работе по году два у кмс и мастеров по выездке. А у нас с Котлетой — первый старт!!!!

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector